В июльском номере журнала Раменского района и города Жуковского "Квадрат" вышло интервью с Председателем совета директоров группы компаний "Кредит-Центр, Президентом Гильдии риэлторов Московской области Мазуриным Николаем Михайловичем.

Николай Мазурин: Первым делом – самолёты

«…то, что определяет наше стремление летать, – это не просто желание иметь самолет или заняться новым захватывающим видом спорта. Это то, что вы хотите получить от жизни. Если вы хотите жить в мире, где ваша судьба находится полностью в ваших руках, значит, вы – прирожденный летчик. Не забудьте, что вопрос “Зачем летать?” не имеет ничего общего с самолетом. Он не имеет ничего общего с причинами, заставляющими нас летать, и с броскими рекламными предложениями. которые так часто мелькают в проспектах для потенциальных покупателей. Если вам нравится летать, то вы найдете, куда прийти, когда устанете от мира обедов перед телевизором и людей из папье-маше. Там вы встретите настоящих людей, столкнетесь с настоящими приключениями, и все это приобретет для вас особый смысл».
Ричард Бах “Дар крыльев”

В июльском номере «Квадрат» знакомит вас, дорогие читатели, с Николаем Михайловичем Мазуриным – человеком, который не только занимает значимое место в деловой и общественной жизни Подмосковья, но и обладает замечательным, редким хобби, которое и стало основной темой нашей беседы.

Для справки:
Мазурин Николай Михайлович, председатель совета директоров группы компаний "Кредит-Центр" Президент Гильдии риэлторов Московской области, член Правления РГР, председатель Комитета по ипотеке и программам долгосрочного финансирования РГР, член Национального совета РГР, заместитель председателя Экспертного Совета по совершенствованию внутренней нормативной базы РГР.
Дата рождения: 19.03.1961
Образование: Всесоюзный заочный финансово-экономический институт,
Государственный социальный институт,
Кандидат экономических наук.
Дополнительно: создание, равзитие и руководство:
- кредитными потребительскими кооперативами граждан "Народный кредит" (Раменское) и "Кредитный Союз" (Жуковский),
- управляющей эксплуатационной компанией;
- отделением банка в городе Раменское,
- инвестиционно-строительной компанией.
Увлечения: авиационный спорт, музыка, изобразительное искусство.

Во время встречи с Николаем Михайловичем нас поразили его энергия, энтузиазм, живой интерес ко всему новому. Конечно, в тексте интервью трудно передать энергетику человека, его характер, но, надеемся, что даже на бумаге рассказ Николая Михайловича о его взглядах на жизнь, об авиационном спорте и строительстве аэродрома – не оставит вас равнодушными.

- Николай Михайлович, начну с банального вопроса: как авиация вошла в Вашу жизнь?

Как многие, я мечтал об авиации в детстве, занимался в авиамодельном кружке в родном городе Бронницы. Учась в школе, я хотел поступить в лётное училище, но духу не хватило, мне казалось, что стать лётчиком – нереально сложно, например, как в космос полететь. Согласитесь, для лётного училища действительно нужно было иметь отличное здоровье, физическую подготовку; отбор - очень строгий. Ну, и с мечтой пришлось расстаться. Но, как оказалось, не навсегда.

Примерно в 1998 году один из друзей рассказал, что он летает на самолётах на аэродроме «Мячково» и пригласил приехать посмотреть - что и как, если мне это интересно. Конечно же, я поехал, полетал с инструктором и – началось!

- Что началось, обучение?

При чём здесь обучение! (Николай Михайлович смеётся) Началась – любовь! Вообще, система обучения – достаточно проста. Существуют авиационные клубы и центры, в которых проводится соответствующее обучение: преподаются и теория, и практика. Ученик должен налетать определённое количество часов, выполнить определённое количество заданий. Затем ученик получает общее свидетельство, необходимое для каждого пилота-любителя. Но, нужно понимать, что это не права на управление автомобилем, получив которые, можно ездить на любой марке машины: для полёта на каждом виде самолётов или вертолёте нужно пройти отдельное обучение и получить соответствующую квалификационную отметку. Кроме того, конечно, нужно обладать определённым здоровьем и быть в нормальной физической форме.

- Где Вы учились?

На аэродроме «Мячково». Но несколько лет назад его закрыли, полёты запретили. Когда хочется летать – поедешь куда угодно. Я стал ездить сначала в Ступино, затем на спортивный аэродром «Борки» в Тверскую область. То есть, чтобы тридцать минут полетать, едешь на автомобиле четыре часа только в одну сторону. Вот это – настоящая любовь!

В конце концов, временные затраты на дорогу и прочие сложности привели меня к мысли о создании собственного аэродрома. Я серьёзно занялся изучением этого, как минимум, непростого вопроса. Прежде всего, нужно было определиться с местом: я ездил, осматривал заброшенные аэродромы советской химавиации. Наверное, вы помните, что в СССР, как и во всём мире, были развиты так называемые авиахимработы, существовала специальная сельскохозяйственная авиация. Для её функционирования нужно было немного: взлётно-посадочная полоса и, как правило, помещение под склад химических удобрений. Из-за изменений, которые за последние двадцать лет произошли в нашей стране, сельское хозяйство пришло в упадок, а такой вспомогательный элемент как авиация – исчез, в Подмосковье - совсем. А площадки остались. Естественно, они пришли в запустение: где-то народ начал разбирать плиты, где-то - ангары, где-то в ангарах находились ядохимикаты, которые власти не знали, как утилизировать.

Так вот, я нашёл площадку в районе села Мячково Коломенского района (ред.: обратите внимание, это не опечатка – село называется так же, как и закрывшийся аэродром). Понял, что это то, что нужно. Я нашёл коллег и партнёров, которые им заинтересовались. И началась работа над серьёзным масштабным проектом, который требовал сил, времени и финансовых вложений.

- Что представлял собой аэродром, когда Вы начинали этот проект, и что такое «Северка» - сегодня?

Пять лет назад, когда я нашёл эту площадку, она выглядела следующим образом: посреди поля стоял полуразрушенный ангар, где хранились химические удобрения, и были остатки асфальтовой взлётно-посадочной полосы. Не было ни подвода электричества, ни нормальных дорог, ни ограждения, и, конечно же, не было даже намёка на инфраструктуру.

Кстати, ядохимикаты в ангаре – это отдельная история. Сначала в администрации нам сказали, что удобрений на складе - семь тонн, на деле оказалось, что их – тридцать тонн. В процессе решения вопросов по утилизации этой химической бомбы я узнал, насколько это сложно: собирали совещание в администрации с участием представителей ФСБ, МЧС. Оказалось, что создавать аэродромы – не менее интересное хобби. Да, это не относится к авиации, но опыт я почерпнул колоссальный. Из ничего, основываясь на одних только идее и энтузиазме, мы создали современный, удобный для полётов и отдыха аэродром.

Сегодня аэродром «Северка» - это ангары, мастерские, пожарное депо, заправка, служба охраны, кафе, гостиница. У нас работают метеорологи, есть медицинская служба. На аэродроме базируются более сорока самолётов и вертолётов, работают авиационный центр и аэроклубы.

Кроме того, мы создали все условия, чтобы пилоты могли спокойно подготовиться к полётам, отдохнуть. Многие приезжают на выходные и остаются с ночёвкой в гостинице.

- На чём Вы лично летаете?

Я летаю на разных типах самолётов, на вертолёте. В процессе увлечения авиацией в принципе, у меня появилось ещё одно не менее интересное хобби - авиаралли. Увлёкшись авиаралли, я стал мастером спорта, стал участвовать в чемпионатах по этому виду спорта. Из личных достижений могу отметить, что я занял третье место в Чемпионате России и неоднократно принимал участие в Чемпионатах мира и Чемпионатах Европы по авиаралли. Конечно, призовые места на международных соревнованиях обычно занимают полупрофессиональные спортсмены. К примеру, есть участники – пилоты линейной авиации, для которых авиаралли – это хобби. Понятно, что трудно тягаться с лётчиками, для которых полёты – это профессия. Лично для меня пройти жёсткий отбор на соревнования – это уже победа. Участие в Чемпионатах – это ни с чем не сравнимое удовольствие.

- С какой периодичностью проводятся Чемпионаты?

Один раз в два года, то есть в один год проводится Чемпионат мира, на следующий – Чемпионат Европы. В прошлом году я участвовал в Чемпионате Европы в Испании. Увидеть Испанию с высоты птичьего полёта: горы, ландшафт, море – это нечто! В этом году буду участвовать в Чемпионате мира, который пройдёт в городе Дубница, в Словакии, с 9 по 15 августа. Очень рад, что прошёл отборочные соревнования. Уже учу английский язык! (Николай Михайлович демонстрирует учебник).

- А что такое Чемпионат России по авиаралли, где он проходит?

И в прошлом, и в этом году Чемпионат России уже проводился у нас, на «Северке» в двух классах: спортивный и любительский. Подходят к концу отборочные соревнования, которые состоят из девяти этапов. Ближайший чемпионат состоится совсем скоро, видимо, одновременно с выходом журнала, в июле.

- Со всей страны прилетают участники?

К большому сожалению, авиация в нашей стране развита неважно, хуже, чем в Москве и области. В первую очередь, это связано с тем, что это увлечение – затратное, прямо скажем, не из дешёвых. Но, тем не менее, мы ждём пилотов из Санкт-Петербурга и Челябинска.

- Николай Михайлович, если обобщить, как сегодня в России обстоят дела в области, которую в просторечье называют малой авиацией?

Давайте начнём с названия. Во всём мире авиация, которую Вы назвали «малой», носит имя «General aviation», то есть – главная авиация. В России же общепринято название - «авиация общего назначения». Разницу чувствуете? Именно здесь кроется главное отличие России от Европы и США, в нём заключается отношение к этому виду авиации.

Вся Европа летает по так называемому уведомительному порядку. Когда достаточно уведомить диспетчерскую службу, и можно взлетать. У нас действует разрешительный порядок. Отправляешь заявку на маршрут, ее рассматривают какое-то время и только потом могут объявить, что полет запрещен. На Западе все работают по одним общим международным правилам. Мы работаем – по своим собственным, нереально сложным стандартам. Россия в этом плане находится очень далеко от мирового уровня.

Ещё пример: в США приват-пилотов, пилотов частной авиации, существует порядка 900 000 человек. У нас есть максимум 5 000 человек. Я не могу привести точную цифру, потому что и учёта-то толкового не существует.

General aviation – это не просто хобби на Западе, она обеспечивает внушительный финансовый поток в бюджет страны, обеспечивает занятость людей. Вообще, этот вид авиации может служить фундаментальным, стратегическим путём, основой для развития страны. И в этот путь не нужно вкладывать деньги, нужно просто не мешать бизнесменам развивать эту отрасль. Ведь самолёты нужно производить, самолёты нужно обслуживать, создавать соответствующую инфраструктуру. Соответственно, обеспечиваются занятость людей, финансовые потоки в бюджеты, формирование авиакультуры. Сегодня я пришёл на аэродром, завтра я захотел построить маленький самолётик, послезавтра я становлюсь бизнесменом, который занимается строительством маленьких самолётиков.

У нас в государстве как бы пропущен этот основной этап в области развития авиации. Если говорить о личном примере, то мне очень хочется создать небольшой завод, который бы занимался строительством самолётов. Я даже ездил в Чехословакию, чтобы посмотреть на подобный завод. Возможности реализовать эту мечту у меня сейчас нет: это очень дорогостоящий и энергозатратный проект, но в будущем - кто знает… Недаром существует такая шутка: «Если ты хочешь из миллиардера стать миллионером – иди в авиацию».

- Каковы Ваши прогнозы: будет развиваться этот вид авиации в России?

Думаю, что будет. Вариантов - нет. Нужно признать, что сегодня о будущем российской авиации ведётся много разговоров, а дело стоит на месте. В то время как соседние страны с большими территориями - Казахстан, Украина – активно двигаются вперёд. Развивать бизнес без развития частной авиации – тяжело. К примеру, как бы было удобно – раз и слетал в Воронеж из Коломны или Рязани – полтора часа всего на самолёте, а на поезде - ночь тащиться.

Я повторюсь: все ждут, что государство будет вкладывать деньги. Не нужно! Государству стоит просто не мешать развитию и предоставить свободу предпринимательству в этой области: люди всё сделают сами.

- Николай Михайлович, люди на аэродроме, которые так же болеют авиацией, – кто они?

На самом деле, любовь к авиации отчасти складывается как раз из-за окружения. Авиаторы – специфические люди, открытые, высокопрофессиональные, крайне ответственные. В большинстве своём в любительскую авиацию приходят уже состоявшиеся люди: интересные, глубокие, серьёзные. Здесь нет права на ошибку, поэтому и костяк лётчиков-любителей подбирается соответствующий. Ведь полёты - это не вождение автомобиля, когда, если у тебя закружилась голова – ты можешь остановиться. Здесь каждая деталь должна быть продумана: самочувствие, техническое состояние самолёта. Даже когда я сломал ногу, то просто приезжал дышать этим воздухом, побыть в этой непередаваемой атмосфере, пообщаться с пилотами. Кстати, интересно, кого только ни встретишь на аэродроме. К примеру, я видел на «Северке» Давида Кеосаяна, застал как-то съёмки клипа популярной певицы. Бывает, что священники приезжают, если с воздуха нужно освятить какой-то объект. Есть женщины, увлечённые авиацией, есть женщины-инструкторы. Но что важно: на аэродроме – все на равных.

- В СМИ прошла новость о том, что в рамках программы «Россия-Франция: стирая границы, открывая сердца» на «Северке» будет проходить праздник городов-побратимов Московской области и Франции. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом.

Сейчас мы находимся в стадии разработки праздника, который состоится 22 августа на нашем аэродроме. Планируем, что, конечно же, будет торжественная часть, открытие мероприятия. Затем мы рассчитываем, что будут мини-выставки городов-побратимов, статическая стоянка воздушных судов, полёты раритетных самолётов. Возможно, мы подготовим тематическую выставку «Нормандия-Неман». Обязательно будут показательные выступления: групповые полёты, пилотаж. Думаю, пригласим парашютистов, авиамоделистов.

- Праздник будет открыт для широкой публики?

Да, конечно, приезжайте!

- Николай Михайлович, давайте отвлечёмся от авиационной темы. Есть место ещё каким-либо увлечениям в Вашей жизни?

В своё время я окончил музыкальную школу по классу классической гитары. Музыка осталась моим хобби на всю жизнь. И сейчас иногда могу развлечься сам и развлечь других игрой на гитаре, но исполняю классические произведения, а не бардовские песни. Если говорить о музыке, то хочу отметить концерты, которые проводятся в Доме учёных ЦАГИ. Туда регулярно приезжают интересные музыканты. Мне особенно близка камерность зала, то, что зрителей - немного.

Помимо музыки, всегда любил живопись. Специального образования у меня нет, но в детстве я занимался в изобразительной студии. Как-то однажды в гостях я увидел старый мольберт. Вспомнил юношеские годы: захотелось что-то нарисовать. Купил краски, кисточки – всё необходимое. И сделал копию картины Модильяни, затем - Моне.

- Несколько лет назад Вы стали кандидатом наук. Зачем, почему?

Я никогда не занимался наукой. Как-то один мой знакомый сказал: «Ты столько знаешь, у тебя такой большой опыт – так систематизируй, поделись им!» Он убедил меня в том, что это действительно нужно сделать.

В результате, для начала я сдал кандидатский минимум: все необходимые дисциплины, и параллельно с подготовкой рефератов и работ, которые необходимо сделать каждому аспиранту, я приступил к написанию диссертационной работы под названием «Управление рисками реструктуризации промышленных предприятий». В принципе, у меня был практический опыт в этой сфере. В своё время я участвовал в процедуре банкротства одного из раменских предприятий.

Мне назначили научного руководителя, который во время подготовки диссертационной работы жил в Америке. И все консультации я получал через Интернет. Кстати, «он-лайн» общение помогло мне освоить многие программы компьютера. Кандидатская диссертация – это не слово в науке, а это дверь. Защита кандидатской – это в любом случае серьёзный шаг. Я познакомился с миром науки и на данный момент понял, что большая наука – это не совсем та отрасль, которая меня интересует. Но если бы я не прошёл путь подготовки, написания и защиты кандидатской – я бы этого не знал.

- Как Вам удаётся успевать: работа, общественная деятельность, кандидатская, авиация?

Открою Вам секрет: я не успеваю всего, что хочу. Осознание этого факта заставляет меня ещё энергичней работать. Нужно просто любить жизнь, понимать, что жизнь – конечна. И если ты находишься в том возрасте, когда ещё можно активно развиваться физически, духовно – нужно этим пользоваться, активно работать и учиться.

Успешен тот – кто сможет найти себя, свой путь, своё дело. Только тогда человек будет чувствовать себя отлично: он будет заниматься любимым делом, его будут окружать любимые люди, у него всё станет получаться, он будет – жить!

Лично мне настолько интересен окружающий мир, что каждое утро я просыпаюсь и с нетерпением жду, чем удивит и увлечёт меня этот мир сегодня.

Скачать файл

Текст интервью: Валерия Хлопкова
«Журнал Квадрат. Обо всём»
Июль 2010
www.vkvadrate.net

15.07.2010

Поделиться новостью:

Вернуться к новостям